Назад к списку

Сопротивление материала, или Секрет популярности фэнтези 

Сложнее всего писать об обыденном – о том, что окружает нас повседневно. Гораздо легче творить в жанре фэнтази (понимаю этот жанр в самом широком смысле): снабдил героя запасными штанами, каким-никаким оружием, посадил на более-менее приличную клячу вроде Росинанта и отправил крепким авторским пинком на поиски славы и успеха. (Кто узнал начало произведения, о котором толкую – пишите в комментариях).

Представьте себе такого бедолагу в наши дни: без денег, без связей, без профессии, на раздолбанной отцовской колымаге (или без нее), поселите в российскую глубинку и попробуйте сделать из него за год хотя бы армейского полковника, или, если хватит смелости – личного охранника президента (кому идея понравилась – дарю).


Признаться, я все же кривлю душой. У вышеупомянутого героя фэнтази (а я считаю, что – это фэнтази) все-таки кое-что было – дворянство, имя, воспитание, связи, навык фехтования и даже рекомендательные письма (которые, правда, он благополучно посеял по дороге). У рыцарей средневековых легенд тоже было не мало: высокий социальный статус – они состояли на службе у короля, были профессиональными воинами, большинство из них имели богатство и даже приходились королю дальними родственниками.

Перетасуем немного карты. Добавим герою парочку дальних влиятельных родственников в столице, и подкинем деньжат (чтоб хотя бы хватило на бензин и пропитание), сюжет оставим тот же. И вот здесь автор встает перед выбором: или броситься в безудержную фантастику (это мы видим сплошь и рядом, это интересно читается, легко раскупается в магазинах и даже экранизируется), либо испытать на себе «сопротивление материала». «Сопротивление материала» - эта та реальная действительность, в которой мы живем, а в этой реальности бомжи-автостопщики обычно не попадают в личную охрану президента. Зачастую у автора (если он, конечно не энциклопедист Жюль Верн) попросту не хватает знаний и опыта, чтобы писать о столичной или провинциальной жизни, военной службе и т.д. (список можно продолжать бесконечно). Писать фэнтази намного легче, именно поэтому приключенческая фантастика, фэнтази и любовные романы – эти многотомные сказки для взрослых – занимают первые места в рейтинге продаж.

Один из методов преодоления «сопротивления материала» - научиться интересно писать об обыденных и повседневных вещах. Замечать детали. Покупатели в магазине и больные в очереди не похожи один на другого, если приглядеться к ним повнимательнее. Дети в песочнице ведут себя по-разному. Знаменитый врач-педиатр Януш Корчак в своей книге «Как любить ребенка» писал, что ни разу не встречал двух одинаковых младенцев. Можно написать целый рассказ, если просто понаблюдать за людьми на улице.

И для примера первое, что пришло в голову:

«Когда-нибудь я посвящу отдельную книгу таксистам. Эти невероятные, эпизодические герои, сами того не зная, – свидетели почти всей моей жизни.

Похожи таксисты между собой, как игральные карты в колоде – только со стороны «рубашки». Перевернешь – а масти и значения все разные.

«Рубашка» у всех и впрямь одна: каждый за рулем царь и бог. Все остальные за бортом – дорожный шлак, который вывалился на улицу, чтобы загромождать проезжую часть и показывать примеры идиотизма. Степень идиотизма вам подробно прокомментируют по первому же требованию. Очень удобно, если хочешь сдавать экзамен на права. На этом общее заканчивается, начинаются частности.

Начнем хотя бы с того, что среди таксистов очень мало таксистов, но зато очень много калымящих предпринимателей. В обычное время они разводят кроликов, делают мебель на заказ и возят желающих отдыхать на левый берег. Охотно раздают визитки. Широта души варьируется от «за детскую коляску брать грешно» до «сами понимаете, коляска – это багаж».

У каждого есть какой-то свой пунктик.

Один всю дорогу рассказывал мне о значении нумерологии с примерами из личной жизни. Ехали долго, была метель и пробки. В конце пути я уже точно знала, почему я рассорилась со свекром – номера дома и квартиры, где мы раньше жили, сулили финансовое благополучие в обмен на духовную смерть.

Другой оказался, что называется, «парень в теме». Причем «в теме» он был буквально по любому вопросу, которого мы касались: ипотека, бизнес, воспитание детей, взаимоотношения полов, конфликт поколений. Стоило мне только булькнуть что-нибудь, я сразу получала подробный и обширный совет, что мне стоит делать в этом случае, и что он сделал в этом случае сам, и как у него теперь все здорово. Он подвозил меня с детьми три раза. К концу третьей поездки я диагностировала у себя комплекс неполноценности. Инезамедлительно получила совет обратиться к психотерапевту, потому что он и сам бла-бла-бла…

Утро. Зима. Мороз. Пробки. Район «у черта на рогах». Таксист-кавказец по имени Эдик. Дерет за дорогу так, что мама не горюй, но я преподаватель и мне нельзя опаздывать на пары. Я втискиваюсь в машину с горьким чувством того, что езжу на работу только за тем, чтобы оплачивать дорогу до нее. Эдик профи из профи. Он везет меня какими-то крысиными норами, спускается в ему одному известные канавки и улочки, его раздолбанная тачка урчит и буквально вползает на стены домов и крыши гаражей… На работу я поспеваю вовремя, меня встречают звенящая тишина аудиторий и запертый деканат. Кажется, сегодня не опоздала только я одна.

Месяц май. Деревья в цвету. Я на восьмом месяце беременности. Со мной ребенок двух с половиной лет. Возвращаемся домой от бабушки. За нами приезжает «Suzuki Jimny» (навсегда запомнила название этой марки автомобиля). Не знаю, что должно быть в салоне этой машины, но нам явно достался эконом-класс: узкая твердая задняя сидушка (на ощупь, как парковая скамейка) без ремней безопасности. На амортизаторах водила (не хочу называть его таксистом) явно сэкономил. Всю дорогу держала сына в охапку, чтобы не слетел на пол. Ощутила попой все камушки и ямки на дороге. Дала водителю двадцать рублей сверх оплаты с жестким требованием по нашему адресу больше не приезжать, (если он, конечно, не любитель принимать преждевременные роды). Парень краснел и извинялся, но двадцатку взял. На наш адрес тоже больше не приезжает.

4 июля 2014 года. Жара. На дорогах ад. В машине закупорены все окна и вырублен кондиционер, чтобы не застудить одеяло, которое держит в руках Костик. Бабушка на переднем сидении в обнимку с кучей пакетов и колючим, но обязательным букетом цветов. Я пытаюсь лежать, сидеть мне нельзя: час назад сняли швы, мне больно даже дышать. Голодная Надюха в одеяле вопит так, что закладывает уши. Ощущение, что мы едем на машине с сиреной. На мне, как назло, туника с глухим воротом без вырезов и завязок. Таксист, лысеющий дядька лет за пятьдесят:

- Женщина, у меня трое детей и пять внуков. Я уже все видел! ПОКОРМИТЕ РЕБЕНКА!

Святой человек…

Лето. Август 2015. Еду с двумя малышами домой через весь город. Таксист, молодой тощий парнишка в красной кепке, на редкость нетороплив. Сначаласделали петлю: ему надо было отдать долг за машину. Потом остановились посреди дороги: что-то долго перекладывал в багажнике (машина задом вихлять не перестала, но парень успокоился). Потом заехали на заправку, постояли в очереди. Дети от экскурсии по городу остались в восторге: во время всех стоянок танцевали на заднем сидении лизгинку, хохотали и лупили по панели багажника как по барабану. Парень оказался не только флегматиком, но и пофигистом, даже угостил старшего конфетой».

Все упомянутые в зарисовке персонажи – взяты из жизни, ни одного я не выдумала. Художественная обработка есть? Безусловно. Какие-то детали я опустила, что-то, наоборот, приблизила, расставила акценты. Не шедевр? Да. ( Шедевры – в романах Гоголя, Толстого, Диккенса и т.д.), но это уже вполне самостоятельный текст, который не стыдно показать окружающим. 

Заголовок

Вы можете выбрать стиль текста, его начертание и цвет

FotiniaZ © 2008-2017 Ukit

­­Всестороннее обучение фотографов в Хабаровске. Подпишитесь на нас в соцсетях, чтобы точно не пропустить самые интересные курсы и мастер-классы. А справа - две специальные кнопки для быстрого перехода н­­а наши странички в Facebook и Вконтакте.

FOTINIAZ
Креативное пространство "FotiniaZ"